28.05.2013.

Аркадий ДЕЗДЕМОНОВ "Жизнь — кино. И все тут"

театральный городовой
 
Идея сравнить нашу жизнь с бегущим изображением на киноэкране известна давно.Ну, настоящая классика: «Жизнь моя — кинематограф, черно-белое кино». Это Юрий Левитанский. Но, помнится, задолго до появления этих строк Ян ван Эйк пишет свою знаменитую картину, где интерьер комнаты как бы повторяется в висящем на стене зеркале, словно уводя нас, зрителей, в бесконечность мира.
ПОЭТЫ вообще-то давно «оседлали» метафору «жизнь — кино». Жил в эмиграции в прошлом веке такой поэт — Александр Туринцев, и он однажды написал: «Вся жизнь, растасканная понемногу, кривляясь, станет у порога и перед взором проползет потрескавшейся фильмой на экране». Ну чем, скажите, не эпиграф к «Вишневому саду»?
А у нашего современника, поэта из Владивостока Юрия Кабанова тоже есть стихотворение «Такое кино» с такими запоминающимися строчками: «…а в чистом пламени лампадного огня небесная стрекочет кинопленка, вращается времен веретено, и ангел мщения с беспечностью ребенка снимает это вечное кино».
Если для поэтов и художников езда в неземное по параболе «жизнь — кино» вроде бы освоена, то в театре, как мне вспоминается, такое метаморфическое «освещение» встречается не часто. Во всяком случае, трудно припомнить чеховский спектакль, где бы кто-то отважился на подобное. Хотя вот теперь и нашлись художники — режиссер Валерий Саркисов и сценограф Александр Орлов, которые в своем «Вишневом саде» на сцене Нижегородского академического театра драмы взялись за такую удивительную задачу. Огромная краса-люстра из зрительного зала театра перекочевывает на сцену в помещичий дом Раневской — Гаева, слегка похожий на вокзал или на вечный зал ожидания. Или даже на своеобразный зрительный зал, который «замыкается» киноэкраном, где «Прибытие поезда», где Чарли Чаплин, где «вырастает» замечательный
летний закат, где опять вспоминается весна в цветущем саду и… опять, опять все повторяется сначала. Жизнь, где все те же страсти роковые и не очень, а Чехов Антон Павлович мудро, уходящим от земных печалей взглядом, прищуривая глаза, чтобы не выкатилась слеза или тихо не рассмеяться, втягивает нас в бес-
конечность и повторяемость мира. Именно так, мне кажется, «читается» метафорический луч, которым взялись подсветить участники «Вишневого сада» знакомую и любимую до боли пьесу. В замысле В. Саркисова не все сработало. Если все как всегда, как во все времена, и те же люди то хороши, то плохи, то не очень (это каким взглядом на них посмотреть), то, как бы это сказать, конфликтность сценического действа падает. Особенно приглушенной становится линия Раневской, а ведь ее история сюжетообразующая (по аналогии с бытующим словечком «градообразующий»). Поэтому, мне кажется, «Вишневый сад», премьера которого состоялась в июле и сентябре, к сегодняшнему дню приобрел какую-то неровность: есть сцены, которые идут при пристальнейшем внимании зрителей, и по сравнению с ними другие теряют «в весе» и атмосфере. Но если подумать о том, что мы соприкасаемся с Чеховым, то и временами возникающие пустоты, потеря психологической остроты покажутся простительными. Тем более что в избранном постановщиком решении и актерской манере — играть
без нажимов — есть в нижегородском спектакле несколько несомненных удач. Все перечислять не буду, но, мне кажется, зрители обязательно отметят и А. Сучкова, и С. Кабайло, и М. Мельникову, и Е. Зерина. Раневская в версии В. Саркисова — одна из многих в вечной сумятице и «киношности» жизни. Но Елена Туркова свою героиню играет все равно в «классических аккордах» — похожа на раненую птицу, совершающую свой последний, поэтому отчасти беспечный полет. Интрига последних недель — возвращение в «Вишневый сад» Ольги Береговой. Точнее так: она репетировала роль Раневской, кажется, даже во второй раз в своей актерской жизни, но незадолго до премьеры родила двух замечательных девочек, поэтому к роли вернулась только
поздней осенью, ни за что не желая упустить ее. Теперь у настоящих театралов появилась забота — обязательно увидеть и Раневскую-Береговую. Она действительно привносит в спектакль другие краски —
ее героиня мягче, общительнее, контактнее, легче подчиняется потоку жизни…. Можно посмотреть чей-нибудь «Вишневый сад» и подумать, что жалко их всех там. После нашего «Вишневого сада» мысли и переживания другие: все мы, и те, кто в зрительном зале, в бесконечной жизненной связке и близи. Боже, как все у нас похоже, как все «отмонтировано» в одно вечное кино. И все тут.
Рапорт подготовил
Аркадий ДЕЗДЕМОНОВ.
Фото с сайта театра.
Р. S. Если кто-то пребывает в убеждении, что в Нижнем не найти настоящего спектакля по высоким художественным меркам и достоинствам, то он может сходить в ту же драму — «Женитьба», «Дядя
Ваня», «Вишневый сад»… В мае два вечера подряд в зале театра работала съемочная группа телеканала «Культура» — «Россия К». Были записаны два спектакля, телеверсии которых сотрудники канала собираются показать в эфире. Конечно, лучше увидеть спектакль воочию, но особо неповоротливым советую следить за телепрограммами.
 
 
 
 
№ 38 / 17249 ◆ Вторник ◆ 28 мая 2013