30.05.2012.

Ольга ГОРНОВА "Заглянуть в глубокий колодец"

Юрий Котов и Елена Туркова в спектакле "Остров грехов"
 
Неожиданная пьеса «Козий остров» итальянца Уго Бетти, новый для нижегородцев режиссер Искандэр Сакаев, «неведома зверушка» под названием «биомеханика» — все это никоим образом не должно отпугнуть зрителей перед походом на премьерный спектакль Нижегородского театра драмы «Остров грехов».
И бездны мрачной на краю…
На остров, где живут три женщины — вдова (Елена Туркова), ее дочь (Мария Мельникова) и золовка (Елена Сметанина), внезапно является мужчина (Юрий Котов), якобы посланник их погибшего мужа, отца и брата. Поселившись в доме, он пробуждает в героинях все самое страшное, греховное, гибельное. Вот, собственно, и все: сюжетно-детективная составляющая почти отсутствует, приметы времени-места стерты. В центре сцены — маленький островок, где сосредоточены герои и их страсти. В центре внимания — сам человек наедине со своей несовершенной природой.
«Остров грехов» — одна из самых впечатляющих режиссерских работ на нижегородской сцене последнего времени, позволившая раскрыться известным артистам. Пресловутый ли метод биомеханики, который практикует Сакаев, тому виной, талант ли вкупе с обаянием режиссера, сам ли материал зацепил исполнителей за живое — неважно. Важно, что в знакомых артистах открылась неведомая прежде человеческая глубина.
Моментами создается впечатление, что независимо от удаленности вашего места от сцены видны крупные планы: до такой степени актеры точны, органичны, выразительны. Зритель, увлеченный происходящим, не замечает, как его самого подводят к краю пропасти и ставят перед выбором. В финале перед ним распахивается бездна, в которую рискует рухнуть человек, достаточно одного неверного шага.
Есть контакт!
Однако в спектакле нет нарочитого нагнетания тьмы: уж очень тонко и с правильной иронией он сделан. Аккомпанементом действию-то пугающим, то веселящим — служат внезапные появления «коз». Это такие то ли сатиры, то ли бесы (козлиное обличье в христианской традиции принадлежит сатане) в очень интересно придуманном облачении, которое рифмуется с оригинальными декорациями (автор сценографии и костюмов — Димитрий Хильченко из Уфы).
Сама пьеса исчерпывается и понимается где-то на середине спектакля, к этому же моменту накапливается и усталость от некоторой монотонности избранной формы. Но эмоциональное подключение зрителей уже состоялось, и скрытое напряжение сценической истории к финалу только нарастает.
Спектакль додумывать можно в какую угодно сторону: кого-то зацепит сугубо житейский, семейный конфликт; кто-то ударится в психоаналитическую степь; кто-то узрит религиозный смысл. К тому же у «Острова грехов» два полностью различных актерских состава, и, похоже, перед нами будут два спектакля: уж очень многое в постановке завязано на личных особенностях артистов.
Ольга ГОРНОВА.