10.05.2012.

Ольга Горнова "Искандэр САКАЕВ: «Возвращаю к жизни одного из китов»"

 
Спектакль «Остров грехов» (по пьесе Уго Бетти «Козий остров») в Нижегородском театре драмы ставит петербургский режиссер Искандэр Сакаев — один из немногих в России, кто практикует мейерхольдовский метод биомеханики. В противовес этим пугающим словам новый для нижегородцев постановщик оказался человеком открытым и общительным.
Пинг-понг и трепетная лань
— Судя по увиденному на репетиции, вы ищете адекватный язык для «итальянского Кафки», как называют Уго Бетти?
— Да, каков автор — таков и сценический язык. «Козий остров» — многоуровневая пьеса, в ней много съедобных слоев, и лично мне особенно близок в ней символизм человеческих отношений. Хотелось уйти от бытовой трактовки. Но при этом чистый формализм в академическом русском театре не покатит. Я старался синтезировать его с нашим традиционным психологизмом, соединить «коня и трепетную лань».
— Артисты приняли ваш метод?
— В русских актерах — особая проникновенность и душевность. А у вас вообще очень отзывчивая, чуткая, пластичная труппа, в отличие от многих академических театров. Иногда артисты играли даже тоньше, чем требовалось. Они все схватывали с опережением, что-то подсказывали, с ними получался такой пинг-понг. А ведь пьеса Уго Бетти — вовсе не репертуарный хит, способный сделать театру кассу. И тем не менее театр на это пошел!
Новый старый метод
— Расскажите о методе биомеханики, который вы используете.
— Сегодня биомеханику почти никто в России не продвигает. А ведь Мейерхольд — один из трех китов нашего театрального искусства, наряду со Станиславским и Вахтанговым. Если этого кита убрать, театр завалится в одну сторону. В провинции, как правило, боятся этого метода. Хотя для меня биомеханика — это не краеугольный камень, это лишь орнамент. Она не является ключом к любой драматургии. Например, нельзя ставить Островского с помощью биомеханики. А вот античную литературу — можно, хотя не всю.
— Какие спектакли вы ставили раньше, что хотели бы сделать в будущем? Вы ведь служили в Александринском театре?
— Да, четыре года. Поставил там спектакль «Цветы для Чарли», который недавно был сыгран в сотый раз. Из постановок на других сценах — «Тартюф», «Лекарь поневоле», «Заводной апельсин», «Пиковая дама», «Ашик-Кериб». В общем, разная драматургия. Очень бы хотел сделать спектакль по Пелевину. Другая мечта — «Маленькие трагедии» Пушкина.
Стрелять дуплетом!
— Нужно ли специально готовиться к походу на «Остров грехов»? Может, предложите список литературы, который необходимо изучить?
— (Смеется.) Нет, я за демократический театр, куда могут прийти разные люди. Просто нужно воспринимать спектакль эмоционально. Хотя, конечно же, я имею в виду эмоции более тонкие, чем те, что предлагает, например, Comedy Club.
— Ваш зритель молодой?
— Я не делю зрителей по возрастному признаку. Мне всегда казалось, что легче найти общий язык с молодыми, но практика показывает, что люди постарше готовы больше понять и принять. А сегодняшняя молодежь мало что видела, ей палец покажи — уже смешно. Считаю, что спектакль должен стрелять дуплетом — попадать и в тех, и в других.
Ольга ГОРНОВА.
Справка «НН»
Биомеханика возникла в театре Всеволода Мейерхольда как система тренажа актера — совокупность пластических упражнений, через которые артист получал возможность управлять своим телом. Мастер утверждал, что точно найденная внешняя форма подсказывает нужное чувство.
Не пропустите!
Премьера «Острова грехов» состоится 16 мая. В спектакле заняты Алексей Хореняк, Юрий Котов, Светлана Кабайло, Наталья Кузнецова, Мария Мельникова, Юлия Муранова, Елена Сметанина, Елена Туркова, Николай Пожарницкий и Николай Романов.
 
Ольга Горнова.