30.03.2017.

Светлана Чернова: "Повседневное счастье: о премьере спектакля «Наш городок» в Нижегородском театре драмы", 17.03.2017

 
Пьесу «Наш городок» Торнтона Уайлдера лишь на первый взгляд можно назвать простой и незатейливой. На самом деле талантливый режиссер увидит в ней неисчерпаемые возможности для творческого эксперимента. Написанная простым языком, посвященная счастью, которое рассыпано в мелочах и повседневности, она оставляет простор для фантазии, разных трактовок темы и образов постановщиками и артистами.

Возможно, именно в этом и заключается притягательность произведения американского драматурга для литовского режиссера Линаса Зайкаускаса, который поставил «Наш городок» в Нижегородском государственном академическом театре драмы имени М. Горького в марте 2017 года, обратившись к этому материалу уже в четвертый раз за свою карьеру.

Постановщик почти не отходит от указаний и ремарок драматурга: простая обстановка провинциального городка, фигура «режиссера», который руководит героями, будто артистами, текст Уайлдера, костюмы по моде того времени, общение героев с залом.

Из спектакля зритель узнает о двух семействах провинциального городка Гроверс-Корнерс: Гиббсах и Уэббах. Их повседневная жизнь с заботами и радостями и становится предметом авторского, а затем и режиссерского исследования. Вслед за Уайлдером Зайкаускас пытается проникнуть в суть бытия, вместе со зрителем познать через простейшие ситуации сложность мироздания и, конечно, понять, что же есть счастье, хотя даже герои спектакля почти не говорят о нем.

Обыденная жизнь, полная забот о близких, работа, которая приносит удовольствие, традиционные спевки, собирающие по вечерам часть жителей в церкви, — все это приносит героям большое счастье, когда их жизнь наполнена любовью. Эту простую истину артисты нижегородского театра доносят до зрителей удивительно точно, с помощью тонко подмеченных деталей и верно подобранных интонаций.

Алексей Хореняк и Вероника Блохина (мистер и миссис Гиббс), Сергей Блохин и Наталья Кузнецова (мистер и миссис Уэбб) — наверно, лучшие актерские дуэты в постановке. Миссис Гиббс в исполнении Вероники Блохиной — и чувствительная натура, обожающая гелиотропы, и заботливая мать, поднимающаяся спозаранку, чтобы приготовить всей семье завтрак, и любящая жена, трогательно посматривающая на задремавшего мужа, и мечтательница, пожелавшая свозить любимого человека за границу, а в загробном мире — отрешенный, равнодушный ко всему живому призрак. Различные грани человеческой натуры естественно показаны через скрупулезно проработанную жестикуляцию, плавную смену интонаций и настроений.

Павел Ушаков потрясающе справился с небольшой ролью разносчика газет Джо Кроуэлла. Он проводит на сцене всего несколько минут, и за это время зрители узнают от режиссера, как Джо прожил свою короткую жизнь. Живой взгляд Джо, потребность быть постоянно в движении и в то же время неловкая улыбка и смущение перед публикой, узнающей историю Кроуэлла, сопровождаются необычайно грустной мелодией. Одна из самых пронзительных сцен спектакля раскрывает близость жизни и смерти, то, что человеку не дано предугадать свою судьбу, но даны огромные возможности распоряжаться своей жизнью.

Не до конца была режиссерски проработана роль Эмили Уэбб (Маргарита Баголей). Перед артисткой стояла сложная задача — показать свою героиню в развитии, ведь зрители наблюдают за практически 12-летней историей жизни персонажей. Однако актриса слишком быстро перевоплощается из наивной девочки в убитую горем женщину. Промежуточный этап, который автор и режиссер предлагают зрителю — свадьба Эмили и Джорджа Гиббса, — показывает нам героиню точно такой же, как и при знакомстве в первом действии, хотя по пьесе прошло уже три года. Этот переход от детства через юность и влюбленность к зрелости и семейным отношениям был бы более плавным и естественным, если бы актриса вместе с режиссером нашли более точные оттенки для создания рисунка роли. Таким же неубедительным образ Эмили показался в концовке спектакля. Возможно, режиссер планировал, чтобы спектакль, начинавшийся размеренно, медитативно, пришел к своему логическому концу с его эмоциональным взрывом. Однако чрезмерная надрывность в голосе, резкие движения — практически бунт в стилистике Достоевского — в некотором смысле противоречат уайлдеровскому образу «хорошей девочки» из провинциальной американской семьи. От героини больше ждешь сдержанности, достоинства и в момент предчувствия катастрофы, и во время шокирующего откровения.

Артисту Александру Лапшову для роли «режиссера» не хватало уверенности, опыта, дара убеждения. Слишком медленное чтение текста персонажа, минимальная игра словами, интонациями, темпом сделали этого героя постановки бесцветным, практически лишним. Не удались и роли, которые «режиссер» взял на себя в ходе спектакля, — священника и аптекаря. Ни одна из них в итоге не обладает собственным голосом, и артист потерял замечательную возможность не только сыграть сразу три роли, но и показать свою эмоциональную энергоемкость, когда необходимо из одного персонажа перевоплотиться в других героев, умело сочетая черты первого с характерами второго и третьего.

Достоинством постановки можно смело назвать юмор. Надолго запоминаются и забавная сцена общения Джорджа Гиббса (Андрей Соцков) с будущим тестем мистером Уэббом, и полусумасшедшая профессор Уиллард (Тамара Кириллова), фанатично преданная науке, и сцена свадьбы Джорджа и Эмили с их наивным страхом перед ответственным шагом в жизни: они оба готовы бросить все, лишь бы остаться детьми в окружении заботливых родителей.

Очаровывает в спектакле и удивительное сочетание красоты и повседневности. В постановке они не противопоставлены, это понятия одного порядка. На фоне спевки, призванной вознести хвалу богу, Эмили и Джордж обсуждают задачку по математике. Джулия Гиббс самозабвенно, уйдя в собственные мысли, восхищается запахом гелиотропов и тут же, словно ревнуя, спрашивает мужа, чем тот занимался весь день. Такие сочетания — будто из жизни, они напоминают о рутине и одновременно заставляют задуматься, как нечасто мы видим красоту вокруг, как проходим мимо рассыпанного по мелочам счастья.

 
«Как важна каждая минута!» — восклицает в конце спектакля умершая Эмили Уэбб, называющая живых людей озабоченными и слепыми. Тикающие часы, ежедневные завтраки в кругу семьи, любимые закоулки городка, крепкий сон — вот формула счастья Эмили. Кажется, зачем идти на спектакль, чтобы узнать очевидное? Наверно, Линас Зайкаускас и поставил эту пьесу, воспевающую повседневное счастье, чтобы каждый из зрителей нашел источник вдохновения и любви в собственной жизни.

Светлана Чернова. Фото: Евгений Алексеев.