13.01.2017.

Полина Тимина: "СМОТРИМ ГОРЬКОГО В ГОРЬКОМ: ПРЕМЬЕРА «НА ДНЕ»", 19.12.2016

В Нижегородском государственном театре драмы им. Горького 15 декабря прошла премьера пьесы того самого Горького «На дне».

Играть Горького в театре имени Горького в городе, который в недавнем прошлом назывался Горьким, надо. Необходимо. Особенно такое мощное произведение, как «На дне». Не хочется скатываться в актуальность спектакля, «злободневность» мне больше нравится. Во многом он именно такой. Проблемы чести, долга, совести, это да, это всё на месте, но соседствуют с дисфункциональными браками, непониманием искусства, влиянием денег на людей. В общем, соль на рану.

Бугровский ночлежный дом, 1890-ые. Фотография Максима Дмитриева

Короткий экскурс в урок литературы 11 класса: пьеса была написана в 1901-1902 гг., не принята имперскими властями, но любима советскими. Прототипом ночлежки стал Бугровский ночлежный дом, который стоял по адресу Рождественская, 2. Купцы Бугровы были старообрядцами, и потому на здании висела надпись «Водки не пить. Песен не петь. Вести себя тихо». Главные занятия горьковских персонажей – пьянство, песнопение и громкие разговоры, так что уж автор по-своему увидел это заведение и его метафоричность (за что ему спасибо!).

Не может только один человек писать о новой постановке Горького, особенно если она претендует на «новое прочтение». Так что вот несколько взглядов на сцену драмтеатра 15 декабря:

Мужчина, 51 год, не читал «На дне» со школы: «Мне понравилась игра актёров. Ребята старались. Хотя на премьере, конечно, все должны стараться. Сказать, что это новое прочтение, я бы не сказал. Новое прочтение — это трубы, в которых они сидели, и песня в конце (которую «дурак, песню испортил»). Видно, что это современная песня, понятно, что не времён Горького. Я слышал, что это новое прочтение, ожидал больше пересечения с современностью. Но в классическом варианте неплохо».

Девочка, 15 лет, ещё не читала «На дне»: «Мне очень понравилось, они очень хорошо сыграли для премьеры, но некоторые мне не понравились (Василиса), но больше всего понравилось, как играл старичок (Лука) и тот, который чинил шляпы (Бубнов). Я, конечно, не читала книгу, но, мне кажется, они очень хорошо передали обстановку. Было очень наглядно, что вот эта бедность, вот эта атмосфера, из которой они все хотят вылезти. Я даже не думала о том, чего ожидать. Я была в неком шоке. Не представляю, как ещё эту ситуацию можно было бы передать. Я очень уважаю Горького. Мне очень понравилось. Это относится больше к Горькому, но ещё мне очень понравились афоризмы».

Девочка, 17 лет, читала и детально разбирала «На дне» год назад, а также перекопала кучу всего, пока писала эту статью: «Прежде всего я была в невероятном восхищении. Я люблю театр и стараюсь развивать эту «мышцу», но я давно не чувствовала такой энергетики, как на сцене, так и во всём театре, от входных дверей до лепнины потолка. Но нет в этом нового прочтения. Есть индустриальные декорации, костюмы, будто купленные в масс маркете, и замечательное освещение. Это новое одеяние очень идёт горьковскому произведению. Но делает ли оно его ближе зрителю (что подразумевает под собой «новое прочтение»)? Не думаю. Я этого не почувствовала. Зато коллектив по-настоящему вдохнул жизнь в каждое слово пьесы. Это стоило видеть. А ещё Фирстов чмокнул меня в щёку».

В некотором смысле, ничего не меняется со времён Горького. Молодёжь всё принимает и не мыслит, как могло быть иначе, виртуозное искусство любят, а традиции всё живут и везде норовят проскользнуть. Все мы знаем, что история циклична, поэтому и ходим смотреть «На дне» в нашем прекрасном провинциальном драмтеатре.

Полина Тимина

Фото: Кира Мишина