05.04.2016.

Светлана Чернова: "Человек человеку волк: О спектакле «Волки и овцы» в постановке Нижегородского театра драмы", 04.04.2016

Пьесы Александра Островского украшают репертуар любого театра. Классика, которая звучит удивительно современно, проблемы, которые не теряют своей актуальности вот уже второе столетие, хорошо выписанные образы — все это можно с уверенностью сказать о произведениях великого русского классика. Неслучайно Нижегородский государственный академический театр драмы имени М. Горького, проведя один сезон без спектакля по Островскому, вновь обратился к произведениям этого драматурга.

Выбор пал на «Волки и овцы». Во-первых, именно эту комедию зрители давно не видели в стенах театра. Впервые в нижегородской драме «Волки и овцы» поставили в 1912 году, затем Н.И. Собольщиков-Самарин обратился к этой пьесе в 1928—1929 годах, тогда помещика Беркутова сыграл Н.А. Левкоев. Затем сам Левкоев поставил этот спектакль в 1946 году и сыграл в нем роль Лыняева. Спустя 70 лет, в 2016 году, «Волков и овец» на нижегородской сцене поставила московский режиссер Алла Решетникова.

Во-вторых, театр искал спектакль для бенефиса народной артистки России Маргариты Алашеевой, которая в 2015 году отметила 75-летний юбилей, а в 2016 году — 55 лет творческой деятельности на сцене драмы. «Маргарита Порфирьевна сопротивлялась, но со временем она пришла к этой особой в своей творческой карьере роли — Меропии Давыдовны Мурзавецкой», — сказала заведующая литературно-драматургической частью театра Тамара Яровикова.

В визуальном оформлении спектакля создатели следовали традициям эпохи. Наряды для артистов шили в соответствии с модой, которая существовала во времена написания пьесы. Да и сценография Бориса Шлямина также соотносится с архитектурой конца XIX века. На таком фоне, по мнению Аллы Решетниковой, заметно, что проблемы позапрошлого столетия очень близки зрителю современному. Музыкальное оформление объединяет XIX и XXI век: режиссер выбрала для звукового сопровождения русские народные песни в современной обработке.

Спектакль повествует о том, как на мелких мошенников Мурзавецкую и Чугунова, понемногу обкрадывающих богатую вдову-простушку Купавину, нашелся более «крупный волк» Беркутов, который не просто раскусил их преступную схему и обанкротил своих соперников, но и получил Купавину в невесты. Режиссеру было важно показать, как человек в одночасье лишается всего, что нажил (пусть и нечестным путем), заставить зрителя задуматься о смысле жизни. При этом аллегория волков и овец в спектакле прослеживается не только в отношениях Мурзавецкой и Беркутова. Оказывается, что такое сравнение вполне применимо и к любовным интригам: бедная девица Глафира Алексеевна женит на себе помещика Лыняева, а Беркутов берет замуж Купавину вместе с ее обширным и богатым поместьем.

Роль Меропии Давыдовны Мурзавецкой не так проста, как кажется на первый взгляд. Маргарите Алашеевой удалось показать и ханжу, и отъявленную мошенницу, и бесстрастную к чужим мольбам помещицу, и любящую тетушку, и лицемерку, отмаливающую грехи пропуском обеда. В конце спектакля на фоне веселья молодых счастливых пар ее молчание не имеет ничего общего со смирением, оно выглядит зловещим. И Маргарита Алашеева передала все нюансы этого образа.

Не менее интересен Беркутов, роль которого в спектакле исполняет Сергей Кабайло. Зритель до конца сомневается, что это за человек: спаситель Купавиной, или обольститель, который без подлогов и вымогательств стал владельцем богатства невесты, или делец, использующий людей для достижения своих целей. Сергей Кабайло совместил в одном персонаже все эти черты, создав объемный, запоминающийся образ человека непростого, с червоточинкой, но способного на благородный поступок.

Дуэт Глафиры Алексеевны, бедной родственницы Мурзавецкой (Наталья Кузнецова), и помещика Михаил Лыняева (Алексей Хореняк) вызвал восторг у нижегородской публики. Эти персонажи ошибочно считать только комическими. Актеры наделили своих героев жизнью, историей, заботами, потому, наверно, их персонажи кажутся очень близкими или похожими на нас. Глафира жила роскошно, но, в один миг лишившись богатства и семьи, была вынуждена переехать к Мурзавецкой. Интересно наблюдать, как она преображается, переезжая в дом Купавиной, как легко меняет приглушенно-назидательную интонацию на девичий визг.

Лыняев искренне беспокоится из-за неприятностей, которые Мурзавецкая доставляет Купавиной, правда помочь ничем не может: как и молодая вдова, он дожидается приезда Беркутова. Между тем Глафира Алексеевна с легкостью обводит вокруг пальца завидного и закоренелого холостяка. Сцена, где герои договариваются о том, что Лыняев будет в течение вечера ухаживать за Глафирой, без сомнения, одна из лучших в спектакле. Помещику доставляет много труда не подпасть под чары девушки, а после долгого разговора он и вовсе приговаривает: «Нет, хорошо, что она в монастырь уходит. Хороша ты, Глафира Алексеевна, а свобода и покой лучше». Забавно наблюдать, как Лыняев, гордившийся своим положением, не без удовольствия преображается в жениха.

«В своей пьесе Островский жесток к „волкам“, но не милует и „овец“. Да, они понимают, что такое добро, а что зло, но чтобы эти люди могли защитить то хорошее, что есть вокруг них, Островский и бичует российскую, милую, душевную обломовщину», — говорит Алла Решетникова.

В спектакле множество смешных сцен с участием Евлампии Купавиной (Мария Мельникова), Аполлона Мурзавецкого (Валентин Ометов), Вукола Чугунова (Анатолий Фирстов), Анфусы Тихоновны (Елена Суродейкина). При этом удачное решение для образа Чугунова нашел Анатолий Фирстов. Этот бывший член уездного суда смахивает на попрошайку, который при Мурзавецкой подъедает со стола остатки обеда, который, подарив Купавиной яблоко, тут же в разговоре забирает его и откусывает, а всю набранную в чужом доме еду держит у себя в шляпе. В конце спектакля, когда Беркутов грозится обнародовать фальшивые документы, подготовленные Чугуновым, милого плута Вукола Наумыча совсем не жалко. Он, как и Мурзавецкая, лишь обозлился и ненадолго смирился со своей участью.

Артисты драматического театра четко следуют задаче, поставленной режиссером. Большинство персонажей можно назвать цельными и созданными в лучших традициях русского психологического театра. При этом несколько односторонне выглядят другие герои спектакля, например Купавина и Аполлон. В постановке Купавина производит впечатление легковерной хихикающей пустышки, в то время как у Островского она по-детски наивная, добрая помещица, которая не хочет никому доставлять проблем. Появление Аполлона в спектакле всегда связано с какой-нибудь очередной шуткой. Племянник Мурзавецкой кажется балбесом, который не сумел воспользоваться подвернувшейся возможностью выгодно жениться  из-за своего дурного характера. У Островского этот персонаж глубже, автор видел в нем бесхарактерного человека, не имеющего собственного мнения и плывущего по течению жизни. В образе Аполлона удивительным образом уживаются артистичность, лживость, доверчивость и любовь к псу Тамерлану.

В любом случае комедия «Волки и овцы» понравится зрителям разных возрастов и удивит нижегородцев слаженной работой актерского ансамбля.

Светлана Чернова. Фото: Роман Бородин.