18.03.2016.

Шалимова Нина: "Роскошь традиции / VI международный театральный фестиваль "ПостЕфремовское пространство" в Березниках", № 5-185/2016

Шестой Международный театральный фестиваль «ПостЕфремовское пространство» состоялся в Березниках. Его участниками, кроме Березниковского драматического театра, стали театры из Челябинска, Нижнего Новгорода, Лысьвы, Липецка и Москвы. Международный статус фестиваля был поддержан выступлением артистов из Израиля. Это событие смогло осуществиться благодаря творческой заинтересованности Дениса Кожевникова, руководителя уральского БДТ (!) и доброй воле городской администрации. Глава города Сергей Дьяков и министр культуры Пермского края Игорь Гладнев почтили его торжественное открытие личным присутствием, а «Березниковский рабочий» посвятил этому событию отлично сделанный специальный выпуск газеты.
 
Фестивальная программа открылась показом комедии А.Н.Островского «Не всё коту масленица». Спектакль Московского академического театра им. Вл. Маяковского, мастерски поставленный режиссером Леонидом Хейфицем в духе реалистического понимания и исполнения «пьес жизни», идет уже пятый сезон. Проверенный на зрителе, «накатанный» по актерским реакциям, оценкам и приспособлениям, он достойно представил программную идею фестиваля имени Олега Николаевича Ефремова: сохранение и развитие школы русского психологического театра.
 
Контрастом по отношению к классическому облику классической комедии прозвучал спектакль Лысьвенского театра драмы им. А.А. Савина «Спасти камер-юнкера Пушкина». Пьеса Михаила Хейфица поставлена режиссером Артемом Терехиным в жанре «театрального комикса». Сценографическая композиция Ольги Вологиной не лишена артхаусного изыска: пространство стерильной белизны и геометрически четких линий явлено на фоне «черного кабинета» кулис и падуг. По мере развития действия белый ватман заполняется стремительными росчерками, рисунками и почеркушками, в изобилии набрасываемыми персонажами. Сами герои представлены актерами в жанре такого же небрежного и мимоходного «стеба».
 
Родословие такой сценической манеры - ТРАМ, СТЭМ и КВН. Актерские краски локальны, резки и преувеличены до карикатурности - таково жанровое задание. Но перевод высокой скорости рисования комикса в актерский рисунок - совсем непростая задача. Сказать, что она вполне удалась, нельзя. Многовато в исполнении элементарного «жима», способ актерского существования переполнен самодеятельными приемами Comedy Club и других комедийных телешоу. Хороших моментов немного, но к финалу они проявляются отчетливее, в частности у исполнителей центральных ролей Михаила Тихомирова и Кирилла Имерова.
 
Лысьвенский спектакль напомнил, что поиски подлинно современного театрального «формата» и стремление «переформатировать» наш театр немыслимы вне выработки новой исполнительской манеры, которая пока явно уступает традиционному реализму актерской игры.
 
Челябинский молодежный театр предложил вниманию зрителей недавнюю премьеру - пьесу французского писателя словацкого происхождения Матея Вишнека «Чеховъ la machine». Написанная в абсурдистском ключе, она стала настоящим открытием одного из самых интересных драматургов современности.
 
За сравнительно недолгую писательскую жизнь Антон Павлович «умертвил» немало вымышленных героев своих пьес, а когда ему самому пришла пора прощаться с жизнью, они все пришли к нему - то ли проститься, то ли поддержать в горькую минуту, то ли предъявить счет за свои сценические страдания. Эта фантастическая идея легла в основу пьесы и послужила отправной точкой для ее развертывания в пространстве сцены. Вячеслав Харюшин сумел заразить своим замыслом труппу и увлечь артистов в мир чеховских тем, сюжетов и мотивов.
 
Можно приветствовать этот смелый репертуарный выбор, но нельзя не отметить, что артистам при всей старательности исполнения не хватает одухотворенности игры, того особого актерского трепета, который в конечном счете и создает музыку спектакля.
 
Липецкий академический театр драмы им. Л.Н. Толстого привез в Березники «Дядю Ваню» А.П. Чехова. Спектакль, поставленный Сергеем Бобровским два сезона назад, успел покорить фестивальную публику «Мелиховской весны», а уж она-то видела немало хороших чеховских постановок. Это серьезная и основательная работа театра. Музыка вводится в ткань спектакля с тонкой деликатностью (музыкальное оформление Н. Пчелкина), входит в прочное стилевое единство с «атмосферной» сценографией О. Столбинской и корреспондирует с ансамблевой игрой артистов, полной прелестных подробностей живой жизни. Ряд сцен сыгран просто прекрасно. В частности, ночной диалог Астрова (Андрей Литвинов) и Сони (Александра Громоздина), полный его тоски и ее сочувственной, любовной нежности.
К сожалению, атмосфера этих «сцен из деревенской жизни» несколько потускнела со дня премьеры. Достоверность осталась, но мастеровитая и уверенная игра потеснила, а кое-где и вытеснила душевную грацию исполнения, волновавшую до слез на премьерных показах.
 
Фаворитом фестивальных показов стал спектакль Нижегородского академического театра драмы им. М. Горького «Третья правда, или История одного преступления», поставленный режиссером Вадимом Данцигером по пьесе Ольги Михайловой. Нескончаемый и не имеющий разрешения диалог великих государственных мужей, политика Петра Столыпина и писателя Льва Толстого, ведется на фоне и по поводу одной из «малых сих» - крестьянки Марьи Крюковой, не выдержавшей «власти тьмы» и ставшей убийцей. Это несомненная удача театра, достойная подробного и серьезного критического анализа. В сценографии Бориса Шлямина, взявшего за основу декорационного решения образ столыпинского вагона с покосившимся верстовым столбом за окном, чувствуется роскошь академической традиции, о которой в данном случае никак нельзя сказать, что она «поблекла» или «обветшала». Работа всех театральных цехов (особенно - пошивочного) - выше похвал.

Но дело, конечно, не в костюмах, хотя они хороши чрезвычайно - исторически точны и жизненно достоверны. Главная удача спектакля - игра актеров, слаженная в целом и снайперски точная в подробностях. Даже второстепенные персонажи играются со всей полнотой ответственности. Не может не впечатлить Сергей Блохин в роли Столыпина: осанка, внушительность, крупность натуры и море обаяния - все при нем, как говорится. По-хорошему академична и Наталья Кузнецова в роли Марьи Крюковой. Однако на первый план выходит и лидирует в спектакле Александр Мюрисеп, исполняющий роль Льва Толстого. Умение нести мысль и быть в этом умении заразительным, глубоким, умным - редкое качество. Этому артисту оно даровано в полной мере. Он играет строго и вдумчиво, что позволяет говорить не только о профессиональном, но и человеческом «праве на роль». В данном случае оно оправдалось вполне.

Театр «ZERO», созданный в Тель-Авиве выходцами из России, в недавнем прошлом нашими соотечественниками, не стал для нас чужим. Непременный участник множества российских театральных фестивалей, он является желанным гостем и «ПостЕфремовского пространства». Израильтяне много и трудно работают, еще труднее - живут, но им знакома тоска о большом, значительном, содержательном театре. Олег Родовильский и Марина Белявцева предлагают зрителям именно такой театр, не развлекательно-поверхностный, но умный и интересный. В репертуаре - Кобо Абэ, Набоков, Чехов, Ануй и, конечно, Шолом-Алейхем. В Березниках была показана последняя премьера театра - «Вечная весна». «Драматическая фантазия о любви и творчестве» основана на реальных взаимоотношениях скульптора Огюста Родена (Олег Родовильский) и его ученицы Камиллы Клодель (Марина Белявцева). Это в полном смысле авторский спектакль, все элементы которого (от текста до его сценического воплощения) сочинены, придуманы, нафантазированы исполнителями центральных ролей. Музыка Сен-Санса, Рахманинова, Равеля, Дебюсси продолжается в пластике (очень выразительной) и находит завершение в мелодике речи. Сценическая композиция продумана до мелочей, что придает спектаклю цельность и законченность.
 
Завершились фестивальные показы спектаклем московского ARCADIA-театра «Прогулка в Лю-Блё». Катя Рубина написала идеальную кассовую комедию о любви: немного злободневности, чуть-чуть грусти, капля печали и море юмора. Про такие пьесы на театре говорят: «Положи на суфлерскую будку - и она сама за себя сыграет». Режиссер Ирина Пахомова не положилась на самоигральность комедийного жанра и поставила спектакль легкий и милый, без специфично антрепризной пошлости, без жирных режиссерских курсивов и подчеркиваний. Молодые артисты (все без исключения) играют свежо и задорно. Особенно хороши Александр Городиский и Ксения Кубасова в ролях ангелов, сопровождающих действие. Марина Либакова-Ливанова в роли Ренаты побеждает зал обаянием и смелой характерностью. «Центрует» ансамбль Евгения Уралова, любимая со времен хуциевского «Июльского дождя».
 
В роли безумной вдовы, живущей в ожидании звонков от покойного мужа и едва ли не ежедневно разговаривающей с ним по телефону (!), можно было «наворотить» немало причудливой трагикомической эксцентрики. Уралова идет другим путем, беря за основу создаваемого образа точность психологического рисунка и интеллигентную сдержанность приемов. Манера ее игры напоминает о раннем «Современнике», «ефремовском» МХАТе, актерах-«шестидесятниках». В немалой степени благодаря ее исполнению спектакль оказался органичным завершением фестиваля, связанного с именем Олега Николаевича Ефремова.
 
Билеты на фестивальные показы были раскуплены задолго до начала, и зрительские ожидания оправдались: переполненный зал стоя приветствовал артистов по окончании каждого представления, а обсуждения спектаклей, мастер-классы и пресс-конференции привлекли внимание театралов, которых в городе оказалось немало.
 
Шалимова Нина