25.10.2015.

Елена Минская: "Император без права выбора: «Павел I» Нижегородского театра драмы в постановке Елены Невежиной", 23.10.2015

22 октября состоялось торжественное закрытие VII Российского театрального фестиваля им. М. Горького «Максим Горький и его эпоха». Закрыл фестиваль премьерный спектакль нижегородского государственного академического театра драмы «Павел I» в постановке московского режиссера Елены Невежиной.

Блестящая драматургия Дмитрия Мережковского стала и вдохновителем, и отправной точкой для постановочной группы, и залогом успеха этого спектакля. Впрочем, обо всем по порядку.

Петербург, начало марта 1801-го, дворец, и одинокий несчастливый царь. Он уже помешан на прусской шагистике, измучил всех придворных и членов императорской семьи и находится в апогее своего самодурства. Граф Пален встает во главе заговора и втягивает в него сына императора, Александра, уставшего от деспотизма отца. Далее – убийство и восшествие на престол.

Так вкратце выглядит эта история о безграничной власти и постоянном страхе, о существовании на грани жизни и смерти, рассказанная символическим театральным языком.

Сам Мережковский обозначил свою историческую драму как «пьеса для чтения» и был неправ. Пьеса не просто чрезвычайно сценична, она еще и сценографична. Это блестяще доказал художник-постановщик спектакля Дмитрий Разумов, представив весьма убедительное художественное прочтение материала. Огромные черные пустые манекены, перемещающиеся по сцене, то растворяются в зловещей темноте, то «накатывают» всей массой на зрителя под хлесткий звук шпицрутенов, Михайловский дворец, представляющий из себя лишь макет, служит то кушеткой, то столом, а в какой-то момент и вовсе производит впечатление красивого торта, который вот-вот разрежут на кусочки. А изображение памятника Петру I как будто накрывает «всевидящим оком» все происходящее на этой сцене. И черно-белое решение всей постановки – это явно не дань моде, а продуманный и талантливый ход художника, который идет вслед за автором и тоже как бы балансирует на этой страшной грани между тьмой и светом.

Даже такие детали, как воспаленные глаза мужчин и безнадежно бледные лица женщин в белых платьях и аккуратными атласными ленточками на тонких шеях, - все это – захватывает сразу и не отпускает на протяжении всего действия. Обобщенность образов и красок очень мощно поддержала идею режиссера Елены Невежиной, увидевшей в пьесе, по ее словам, масштабные темы и общечеловеческие смыслы.

Символизм постановки, слышимый в плавном звучании всех начальных сцен, отсылает зрителя к эпохе декаданса: фрейлины, Александр с Елизаветой, княгиня Анна, все не говорят, а «пропевают» свои партии на разные голоса, сливающиеся в единый поток страха и готовности ко всему. А точнее, неготовности сделать выбор. Ведь он, выбор, в этой ситуации был у всех, кроме одного — самого Павла. Да, он вспыльчив, жесток, отходчив, коварен, доверчив, благороден, мелочен. Но не это является ключевым в этой исторической фигуре. Император не отрекся от престола. Потому что у него не было выбора. Он — помазанник божий. И в свою последнюю страшную ночь он отказывается укрыться в будуаре у любимой и возвращается во дворец, будто зная, что идет на смерть.

Спектакль со дня премьеры, которая состоялась совсем недавно, уже заслужил зрительские симпатии, став и достойным вкладом в фестиваль, и ярким его завершением.

Текст: Елена Минская.
Фото: Андрей Абрамов.