26.02.2015.

Елена Минская: "Свадьба, которой не было", 26.09.2014.

Пьеса Александра Сухово­-Кобылина «Свадьба Кречинского» считается одной из самых сценичных пьес русского репертуара. Это самая первая и самая популярная его пьеса. А ведь писал её автор, сидя в тюрьме по подозрению в убийстве горячо любимой женщины, чтобы отвлечься от мрачных мыслей. В то время в московском обществе «ходил» рассказ о светском шулере, который получил у ростовщика большую сумму под залог фальшивого солитера. И вот Сухово­Кобылин создает такие персонажи, которые делают из простенького анекдота одну из самых ярких русских комедий. А академический театр драмы представил свою версию пьесы, собрав зрителей на открытие сезона.
То, что это именно версия пьесы, понятно уже потому, что режиссёр-постановщик Валерий Саркисов обозначил жанр спектакля как трагифарс, а в образе Кречинского увидел единство двух половинок — инь и ян, решив показать и «изнанку» жизни героя, и её «парадный вход».
Впрочем, обо всем по порядку. Итак, в центре интриги — Лидочка Муромская, девица на выданье с неплохим состоянием. У неё есть жених, скромный и незаметный помещик Владимир Нелькин. Эта кандидатура одобрена отцом Лидочки. Но девушка влюблена в другого! Её сердце отдано яркому светскому красавцу Михаилу Кречинскому.
Стержнем театрального воплощения режиссерского замысла о том, что внутри каждого персонажа идёт постоянная внутренняя борьба, является сценография. Крутящаяся сцена позволяет зрителю увидеть то тёмную, то светлую стороны жизни героев. Уютный дом Муромских с пастельными обоями в цветочек подчёркивает простоту и доверчивость его хозяев — помещика Муромского и его дочери. Одно движение круга сцены — и вот уже мрачность существования проигравшегося в пух и прах игрока Кречинского отражается в серых тонах драпировок, в скудости обстановки. Впрочем, эта обстановка во втором акте по вполне понятным причинам преображается в прямо противоположную — алые, бьющие в глаз декорации как будто кричат о богатстве, изобилии и, конечно, безвкусии.
И вот такой «круговорот жизни» весьма удачно поддержан и музыкально — в спектакле постоянно звучит шарманка. Планомерно, однообразно, без сбоев, но и без всплесков. Это, конечно, немного затрудняет восприятие — скучновато смотреть спектакль, играющийся на одном темпоритме. И тут, конечно, очень много, если не всё, зависит от актеров. Владимир Нелькин, раскрывающий гнусную интригу Кречинского и расстраивающий тем самым свадьбу, в исполнении Павла Ушакова — это, несомненно, творческая удача и актёра, и спектакля. Яркий, быстрый, органичный и разнообразный по способу существования артист стал явным украшением постановки.
Да и вообще почти каждый из артистов в этом спектакле на своем месте и каждый открылся для публики новыми нюансами и неожиданными красками. Ну, а самым непривычным образом проявил себя любимец нижегородской публики заслуженный артист России Сергей Блохин. Даже внешне актёр мало похож на светского любителя балов, лихо вальсирующего со всеми хорошенькими дамами, попутно говоря им ничего не значащие комплименты. А уж на болтуна, готового с ходу поддержать любую беседу, — и подавно. Видно, что роль актеру даётся крайне нелегко.
Впрочем, это всего лишь первый спектакль. Сказываются и общая усталость, и волнение. Несомненно, постановка будет набирать и лёгкости, и искрометности, достойной пера известного писателя. А также радовать нижегородских театралов.
 
Елена Минская