20.10.2014.

Мария БУЛОШНИКОВА: "Мираж в кукольном доме", 17.10.2014.

Новый театральный сезон Нижегородский театр драмы открыл премьерным спектаклем по пьесе А.В. Сухово-Кобылина «Свадьба Кречинского».

Нежно-розовые портьеры в сиреневый цветочек, кисти и драпировка, круглый диван, увенчанный статуэткой-ангелочком, изящная консоль с чашей для визитных карточек. Что это: интерьер в доме богатого помещика Муромского или увеличенный кукольный домик? И эта музыка, наивная и звонкая, словно из музыкальной шкатулки, а яркий, ослепляющий свет - все делает обстановку в спектакле Нижегородского театра драмы по пьесе А.В. Сухово-Кобылина «Свадьба Кречинского» словно игрушечной.
Когда сцена поворачивается, мы видим обратную сторону реальности заглавного героя – мрачную едва освещенную, на оголенных железных каркасах скомканы красно-бордовые портьеры, а на той, что распущена донизу, красуется соромная дыра. Словно в зеркальном отражении, слева на сцене, расположен такой же круглый диван, правда, перевернутый и обернутый черной материей. Таковы апартаменты самого Михаила Васильевича Кречинского, промотавшегося дворянина, решившего 16 октября ~ б ноября поправить свое состояние выгодной женитьбой.
Две квартиры в постановке московского режиссера Валерия Саркисова (сценография - Валерий Саркисов и Андрей Климов) - суть внутреннего мира Кречинского. С одной стороны, обольстительный блеск богатства, яркая оболочка, которой хочется соответствовать, с другой стороны, все это нужно, только чтобы играть в карты и щеголять манерами перед себе подобными.
Кречинский в исполнении заслуженного артиста России Сергея Блохина жесток и расчетлив, он меняет стиль речи с разными собеседниками, но всегда как бы снисходителен к ним. Манерно растягивает слова в беседе с помешанной на подражании высшему свету Атуевой, до гротеска насмешливо жеманен со Щебневым, которому должен денег, груб и бесцеремонен с ничтожным прихлебателем Расплюевым. Перед будущим тестем Муромским (заслуженный артист России Анатолий Фирстов) он и не пытается изобразить уважение, ведь обвести вокруг пальца этого неуверенного и робкого простака ему, как кажется, труда не составит.
Когда в конце второго акта Кречинского просят вернуть невесте драгоценность, вызывающий тон его ответов, вальяжность и спокойствие заставляет Муромских и Атуеву извиняться, буквально вжавшись в диван. Лишь однажды герой теряет самообладание, когда с приходом ростовщика и пристава, понимает: «сорвалось». Тогда он не скупится ни на эмоции - в ярости он замахивается бильярдным кием, ни на выражения: «Кто первый дернется, тому башку расшибу!»
И все-таки, в вопросе «быть или казаться?» в этой постановке именно Кречинский ближе остальных к «быть». Он единственный осознает свое место в жизни и с несгибаемой волей движется к цели. Его невеста Лидочка (Маргарита Баголей) - достойная воспитанница своей тетушки, плененной блеском высшего общества, но не перестающей сыпать просторечными выражениями и щедро выплескивать эмоции. Лида пуста, глупа и плаксива, словно ожившая героиня-блондинка из анекдотов. Объясняясь в любви, она кокетничает и любуется собой, а когда в финале просит Кречинского повторить слова любви, преувеличенно отклоняется назад и не замечает, как «жених» равнодушно разглядывает бутоньерку на фраке.
В веселом динамичном спектакле буквально все сыгранные роли покоряют обаянием персонажей, а преувеличения в их поведении и буффонные приемы не вредят сатирическому подтексту пьесы. Спектакль можно смотреть, как зарисовку из прошлого, однако... Обогатиться любой ценой, тратить деньги под диктовку моды, влюбиться в привлекательную видимость - не о нас ли это?
Мария БУЛОШНИКОВА
Фото Георгия Ахадова