25.01.2010.

Сергей Плотицин "Шекспир не писал мелодрам"

Театр драмы удивил мартовской премьерой. Знаменитый и печальный рассказ Александра Куприна «Гранатовый браслет» инсценировал и поставил приглашенный режиссер Алексей Песегов. В ожидание чувствительных переживаний зал оказался на 90 процентов заполнен девушками и женщинами разных возрастов.
А сам спектакль предстал достаточно традиционным, поэтому и не обманул сериальных чаяний. Негромко, минорно актеры вели свои роли, словно вздыхая о чем-то утраченном: то ли о несбывшейся любви, то ли о растраченной молодости. Так этот ностальгический флер и провисел над сценой до самого конца, словно знойная дымка над теплым южным морем, возле которого и происходит действие.
На мой взгляд, недостаток спектакля в слабой инсценировке. Вялотекущее действие в хронологической последовательности мало соответствует трагическому градусу пронзительной прозы Куприна. И если в том же «Поединке» отсутствуют батальные сцены и никто не подливает яду в лимонад, то личные трагедии героев вполне себе шекспировские. Да и по всемирно признанным законам жанра, мелодрамы никогда не кончаются смертью героя.
Однако, если драматургические огрехи оставить в стороне, то работа с актерами достаточно приличная. Начать хотя бы с персонажей второго плана. Поднаторевший в подобном амплуа Юрий Фильшин и в микроскопический образ повара Луки добавил достаточно перца и аджики, задав начальной сценой этакий полуметафизический тон всему спектаклю, который в дальнейшем, к сожалению, был понижен. Удивил в плохом смысле Валентин Ометов (Бахтинский), обычно с блеском отыгрывающий свои эпизоды. Словно в противовес ему, Ольга Офрова (Людмила Львовна) профессионально выжимала из своего императивного истерического хохота максимум смотрибельности. Неброско, но переживательно сыграла горничную Дашу Татьяна Ягунова. Очень драматичен и убедителен оказался Николай Шубяков в роли трагического персонажа Желткова. С хорошей наполненостью и внутренней пластикой.
Генерала Аносова исполнял Александр Мюрисеп. На мой взгляд, лучшая роль актера из всех мною виденных. А ведь всего-то один монолог, но с какой простотой и человечностью рассказанный.

Напустил демонизма в образ брата Николая Юрий Котов. Однако не оперетточный злодей получился, а самый живой и настоящий. Наверное, в свете общего раскрепощения после вампиловского спектакля.
Любят актрисы такие роли, какая досталась Наталье Кузнецовой (сестра Анна). Ни за что по сюжету особо не отвечаешь, только кокетничай, флиртуй, строй глазки, словом удивляйся и радуйся солнцу, молодости и богатству. Просто чувствовать себя женщиной. Разве плохо?
Николай Игнатьев играет в основном вихровские роли, как это раньше называлось, героев-любовников. Правда у того, кроме секретарей обкомов и начальников трестов, как мне кажется, ничего не получалось. А вот Игнатьев не таков. Радует актер широтой палитры: может и в бурлеск, а может и вот так, на полутонах. И главное, что актер сохранил от Куприна: князь Василий — порядочный человек, устыдившийся своего начального неуместного ерничества.
Как же приятно видеть главную героиню театра на подъеме, когда чуть не выше внешних данных поднимаются мастерство и самоотдача. И невероятно чистые слезы Ольги Береговой (княгиня Вера) при чтении прощального письма несчастной жертвы любви — достойная кода всему спектаклю.
                                                                                                                                                                                                  Новая газета в Нижнем Новгороде № 31 от 27 Марта 2009 года