25.01.2010.

Мария Тихонова "Пока мы живы - все возможно… "

Человек пришел в мир для безмерной свободы творчества и счастья”
А.Куприн

Осенний сад в солнечный день, земля усыпана желтыми листьями, воздух неподвижен, прозрачен и чист. Вдалеке стоит скамья, к которой не сразу, чтобы мы могли настроиться на неторопливый тон спектакля, выходят две молодые дамы в белых платьях. Диалог героинь неспешен, наполнен паузами. Мы словно видим кинокадр, снятый дальним планом. Одна из дам садится, вполоборота от зала, лицо другой скрывают от нас большие поля шляпы. Женщины смеются и мечтают, делятся воспоминаниями, наслаждаются природой. Их речь, манеры изящны и утонченны. Однако в словах и движениях одной из них ощущается напряжение, словно душа ее томится невысказанной печалью. Такими предстают перед нами сестры Анна и Вера, и с каждой минутой княгиня Вера Николаевна кажется все более неспокойной и одинокой, несмотря на нежное внимание окружающих.
Такова первая сцена спектакля по пьесе А.Песегова «Гранатовый браслет», написанной по одноименному рассказу А.Куприна. Драматург – он же режиссер спектакля – заслуженный деятель искусств, человек, знающий театр досконально. Он прошел путь от монтировщика сцены до режиссера и сейчас является художественным руководителем Минусинского драматического театра. Постановки Алексея Песегова получали высокие награды, включая главную театральную премию страны «Золотая маска». Он тяготеет к психологическому театру и часто обращается к русской классике («Чайка», «Вишневый сад» А.Чехова, «Наваждение Катерины» по Н.Лескову, «Касатка» А.Толстого). Первую постановку своей пьесы режиссер осуществил в родном Минусинске. В Нижний Новгород он приехал по приглашению академического театра драмы, на сцене которого и возникла новая версия «Гранатового браслета».
События, которые у Куприна длятся несколько дней, в пьесе происходят во время именин княгини Веры (заслуженная артистка России Ольга Берегова). Мы видим жизнь, совершенную во внешнем ее проявлении, красивых, изящно одетых людей (по замыслу художника Светланы Ламановой все костюмы выполнены в белом цвете). Герои обладают светскими манерами и таким же образом мыслей, им неведомы трудности жизни, впрочем, не знают они и чувств, требующих напряженной работы души.
Князь Василий Львович, муж Веры под всеобщий смех демонстрирует гостям иллюстрированный альбом, в котором изложена история любви «телеграфиста» к Вере. Заслуженный артист России Николай Игнатьев создает образ человека обаятельно-мягкого и совестливого, но совершенно усвоившего «светский строй души» - все движения чувств подчинены приличиям, сглажены иронией и отлакированы благопристойностью. Мелкий служащий, с его «роковой любовью» к женщине, принадлежащей к совершенно иному кругу, кажется князю нелепым, смешным нарушителем правил хорошего тона. Поэтому он продолжает веселить гостей пародией на страстные чувства – на этот раз, представлением в духе итальянского площадного театра.
В прелестную бойкую Коломбину (ее играет сестра княгини Веры) влюблены незадачливый Пьеро (брат Николай) и Арлекин – счастливый обладатель ее сердца – эту роль князь, конечно же, взял себе. На фоне песни Лучио Далла «Памяти Карузо» разыгрывается пантомима – несчастная любовь, дуэль и гибель Пьеро.
Прямолинейный мелодраматизм музыки подчеркивает насмешливое отношение общества к слишком сильной любви, оскорбляющей хороший вкус и даже эстетическое чувство.
Вера почти не принимает участия в этих забавах. Режиссер выстраивает для главной героини такие мизансцены, в которых она подчеркнуто одинока. Чувства ее обострены – смутное недовольство собственной жизнью вырастает в тоску по любви – настоящей, большой, единственной. Но существует ли такая любовь? – этим вопросом и терзается княгиня. Есть только один человек, которому она может открыться – старый генерал, дедушка, как ласково зовут его сестры. Народный артист России Валерий Никитин создает образ человека могучей внутренней силы и большой души, который сознает, что растряс свои идеалы на ухабах судьбы. Он не ждал и не искал любви, но оказалось, что без нее итог жизни неутешителен. Именно генерал открывает Вере, что «любовь должна быть трагедией», что ее невозможно подчинить требованиям светского этикета, и что только в ней – смысл бытия.
Вера готова с этим согласиться, она жаждет любви, но именно теперь, когда героиня так взволнована, так искренна и так открыта душой, в спектакле все сильнее и тревожнее звучит его основная тема: мало мечтать о настоящей любви, надо суметь распознать и принять ее.
Алексей Песегов создает в пьесе параллельный сюжет: едва упомянутый у Куприна повар Лука любит младшую сестру княгини столь же самозабвенно и безнадежно, как Желтков – главную героиню. Юрий Фильшин – блестящий мастер эпизода, он превращает маленькую и почти бессловесную роль в самую запоминающуюся сцену спектакля. Повар, который приносит морского петуха на развлечение дамам, исполнен такого восторженного обожания, так рыцарственно служит Анне, так искренне забывает самого себя и все на свете, желая доставить ей радость, что не может не тронуть публику. В то же время артист создает внешний рисунок роли с мягким комизмом: Лука неуклюж, неловок и выглядит смешным.
Рифмуясь с основной любовной линией, история Луки подчеркивает то, как контрастирует настоящее чувство в его непосредственном выражении с хладнокровной расчетливостью эмоций, отмеряемых в общении светскими людьми. Романтически настроенной княгине и капризно-мечтательной Анне любовь представляется чувством эстетически выверенным, в соответствующем антураже, воплощенной в образе безукоризненного героя. Они не готовы увидеть подлинное чистое пламя в неказистой оболочке.
Лука и Желтков – так называемые маленькие люди. Но они умеют любить и любят просто, искренне, безыскусно, их жизнь наполнена. Они не боятся отдавать, они свободно проявляют свое чувство и предоставляют право последнего решения тем, в чьей жизни они чужие.
Княгиня должна решить, как относиться к знакам внимания смешного «телеграфиста»: как к настоящей любви, которая раз в тысячу лет бывает или как к надоедливой помехе; позволить ему любить ее на расстоянии, или оттолкнуть, разрушив этим жизнь человека. Сможет она принять любовь? Не отмахнуться и не посмеяться, как ее сестра, не пропустить, как дедушка, а наполнить ею жизнь?
В то время как у Куприна главная героиня была несколько отстранена от драмы Желткова, в спектакле подчеркнута ее ответственность за судьбу «смешного телеграфиста». Его самого мы видим, словно бы глазами Веры Николаевны (она никогда с ним лично не встречалась): не совсем реальным, показанным приглушенно, не ярко. Обстановка его жизни не прописана - лишь черный фон, пронизанный лучом света. Это и есть то чувство, которое озаряет жизнь человека.
Но этот мир и мир княгини находятся рядом, всегда остается щель, связывающая их. Они сопряжены и взаимозависимы, и присутствуют одновременно. Сценическое пространство легко трансформируется, отгораживая Желткова от княгини черным занавесом. Происходит словно переключение из одного мира – нарядного, расцвеченного легковесными эмоциями, в мир одиночества, который, тем не менее, целиком заполнен одним-единственным, но настоящим чувством. В словах Желткова (Николай Шульпяков) не слышится ни намека на манерность, свой монолог он произносит нарочито просто, естественно.
У Куприна мы читаем гимн любви, в финале наступает успокоение и примирение. Звучит возвышенная и излучающая свет музыка Largo Appassionato из сонаты ор.2 №2 Л. Бетховена. Княгиня прощена, Желтков словно искупил своей смертью ее равнодушие. Режиссер и автор пьесы добавил в повествование иную трагическую ноту. В кульминации спектакля, во время чтения последнего письма Г.С.Ж., мы переживаем горечь от несовпадения чувств и судеб, от невольной черствости приятных и, по существу, не злых людей.
В спектакле не появляется бетховенское Largo Appassionato. Действие сопровождают испанские инструментальные наигрыши мелодраматического характера. Если у Куприна именно музыка выводит историю на более глубокий содержательный уровень, то в спектакле ее роль не столь значительна – музыкальные фрагменты достаточно прямолинейно иллюстрируют накал драмы, подчеркивают остроту переживаний главной героини,
Самое главное и, пожалуй, самое интересное в замысле драматурга и режиссера – то, что на сцене мы видим не застывший сюжет с предопределенным финалом, а историю, которая может разрешиться иначе. Если героиня успеет прозреть, если интерес и сочувствие к человеку, который ее любит, проснутся в ней не после его трагического ухода, а сейчас, пока все еще живы…А ведь пока мы живы – все возможно…
Финал спектакля построен так, что мы понимаем: все увиденное, вероятно, было проиграно в сознании самой героини. И - хотя уже все свершилось – действие разворачивается вспять к тому самому решающему моменту. Вновь кривляются и пляшут персонажи площадной комедии на заднем плане, вновь замыкается в своем одиночестве Вера Николаевна и вновь служанка приносит письмо и браслет от Г.С.Ж.
И теперь мы можем лишь догадываться о том, как поступит героиня. Точно так же, как мы уже видели, или же она захочет что-то изменить?

Арт-журналист II курса ННГК им.Глинки
Мария Тихонова